Доведение до самоубийства. Курсовая работа (п). Криминалистика. 2008-07-24

1.2 Современное состояние правовой нормы

 В современной России
самоубийство заслуживает морального осуждения, однако, если человек лишает себя
жизни под воздействием других лиц, это образует состав преступления.

Закон не выделяет каких-либо особенностей личности потерпевшего при
доведении до самоубийства. Однако если это преступление совершено в отношении
несовершеннолетнего, общественная опасность содеянного возрастает, и суд должен
данное обстоятельство учесть при назначении наказания, но даже если жертвой
становится совершеннолетнее лицо, то общественная опасность такого преступления остается
высокой, так как, виновный, грубо нарушая нравственные принципы поведения в
обществе, жестоким и циничным обращением с потерпевшим доводит человека до
самоубийства.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

 Непосредственный объект рассматриваемого преступления — жизнь другого
человека. Потерпевшим может быть любое лицо, независимо от того, состояло ли
оно в родстве, находилось ли в материальной или иной зависимости от виновного.

 Объективная сторона выражается в доведении потерпевшего до самоубийства
или до покушения на него путем угроз, жестокого обращения или систематического
унижения человеческого достоинства.

 Для применения ст. 110 УК достаточно установить хотя бы один из
указанных способов. Не исключается наличие сразу двух, например, жестокое
обращение с потерпевшим одновременно унижает его человеческое достоинство.

 Так же доведение доведения до самоубийства или покушения на него может
осуществляться путем угрозы.

 Понятие «угрозы» охватывает различные виды психического
насилия, например угрозы убийством, причинением вреда здоровью, лишением жилья,
материальной помощи, работы, разглашением компрометирующих сведений и т.д.

Угрозы должны носить конкретный характер и восприниматься потерпевшим
как реальность, а не как некая абстракция. Причем по своему содержанию,
интенсивности, характеру высказывания они действительно должны порождать у
потерпевшего чувство безысходности и невозможности дальнейшего существования.
Под воздействием такого психического насилия человек принимает решение о
самоубийстве.

 Жестокое обращение с потерпевшим может выражаться как в действиях, так и
в бездействии, например в нанесении побоев, издевательстве, мучении, истязании,
лишении свободы с содержанием в холодном помещении, лишении пищи, воды, одежды,
крова и т.д.

В таком случае закон не требует, чтобы жестокое обращение с потерпевшим
носило систематический характер. Поэтому даже единственный случай такого
обращения может, на наш взгляд, послужить причиной ухода человека из жизни,
например: длительное циничное и жестокое обращение с потерпевшим, который в
какой-то определенный момент уже не может вынести издевательств и лишает себя
жизни.

Систематическое унижение человеческого достоинства предполагает
совершение ряда деяний, направленных на постоянное оскорбление потерпевшего,
издевательство над ним, травлю, распространение заведомо ложных сведений,
насмешки в циничной форме над физическими недостатками и т.д. Систематичность
по канонам уголовного права требует совершения не менее трех деяний, образующих
признаки унижения человеческого достоинства. Поэтому единичный случай
оскорбления, клеветы, издевательства не образует состава доведения до
самоубийства.

 Деяние признается оконченным с момента смерти потерпевшего или покушения
на собственную жизнь. Для наличия данного состава преступления должно быть
установлено, что потерпевший умышленно пытался лишить себя жизни, поскольку не
исключается инсценировка самоубийства.

По делам о доведении до самоубийства должна быть выявлена причинная
связь между деянием виновного и наступившими последствиями (самоубийством
потерпевшего или покушением на него). Причем обстоятельства должны объективно
свидетельствовать, что уход из жизни потерпевшего или покушение на суицид были
обусловлены поведением виновного, стали результатом угроз с его стороны,
жестокого обращения с жертвой, систематического унижения человеческого
достоинства.

Так, Р. в ходе очередной ссоры с женой стал избивать ее, и она, убегая,
выпрыгнула со второго этажа. Под окном стояла кровать с торчащими вверх
металлическими прутьями. При падении потерпевшая ударилась об эти прутья и
получила тяжелую травму. После случившегося Р. продолжил избиение жены. От
полученных тяжких телесных повреждений она скончалась.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Высшая судебная инстанция не признала в действиях Р. состава доведения
до самоубийства и мотивировала свое решение тем, что потерпевшая, выпрыгнув из
окна, стремилась спастись от насильственных действий мужа, а не пыталась
покончить жизнь самоубийством. Р. был осужден за умышленное причинение тяжких
телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей [6].

Уголовная ответственность по ст. 110 наступает только в случаях, когда
самоубийство или покушение на него стало результатом противоправных действий со
стороны виновного. Если самоубийство или покушение на него последовало по своей
воле или к этому подтолкнули правомерные и законные действия со стороны
должностных или иных лиц, уголовная ответственность исключается.

 В судебной практике также не признаются доведением до самоубийства отказ
одного из супругов от продолжения совместной жизни, отказ от заключения брака,
неприязненные отношения между потерпевшим и третьим лицом.

С субъективной стороны анализируемое преступление может быть совершено
как с прямым, так и с косвенным умыслом. При прямом умысле виновный осознает,
что своими действиями в отношении потерпевшего создает повод для его
самоубийства, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и
желает наступления такого последствия. При косвенном умысле сознательно
допускает возможность самоубийства потерпевшего либо относится к этому
безразлично.[7]

Некоторые авторы отрицают возможность совершения рассматриваемого
преступления с прямым умыслом. Наличие прямого умысла образует, по их мнению,
убийство. Такая оценка вызывает возражения. Сторонники названной точки зрения
не учитывают особенности объективной стороны анализируемого преступления,
имеющие, на наш взгляд, принципиальное значение для отграничения его от
убийства.[8]

При доведении до самоубийства, в отличие от убийства, потерпевший под
воздействием угроз, жестокого обращения или систематического унижения его
человеческого достоинства со стороны виновного сам принимает решение о лишении
себя жизни и умышленно собственноручно реализует его, обладая при этом
сознанием и волей.

Способ ухода из жизни, который избирает потерпевший, может
быть любым и на квалификацию не влияет. Таким образом, нельзя говорить о
наличии состава убийства, если отсутствует хотя бы один из его структурных
элементов. Убийства не может быть там, где нет противоправного,
непосредственного причинения смерти одним лицом другому.

 То, что прямой умысел образует состав доведения до самоубийства, а не убийства,
признает и судебная практика.

Так, исключая из обвинения К. состав преступления, предусмотренный ст.
110 УК, высшая судебная инстанция указала, что поскольку ни органы следствия,
ни суд не установили доказательства наличия у К. прямого или косвенного умысла
на доведение Х. до самоубийства, состав преступления, предусмотренный ст. 110
УК, в его действиях отсутствует, и дело в этой части подлежит прекращению [9]

Если с прямым умыслом до самоубийства доводится невменяемое лицо или
малолетний, не способный в силу своего возраста и психического состояния
осознавать значение своих действий или руководить ими, а также совершаемых в
отношении его действий и их последствий, то содеянное образует убийство. Не
исключается возможность квалификации действий виновного как убийство в случае
физического принуждения потерпевшего к самоубийству, когда воля последнего
полностью подавлена.

Можно согласиться с мнением, существующим в уголовно-правовой
литературе, что возможно и неосторожное доведение до самоубийства. Необходимо
также иметь в виду, что если лицо не предвидело и не могло предвидеть
самоубийство или покушение на него, ответственность за доведение до
самоубийства исключается.

 Мотивы рассматриваемого преступления могут быть разными — месть,
ненависть, неприязненные отношения и т.д.

 Субъект — любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

 Если самоубийство было вызвано незаконными действиями должностного лица,
требуется дополнительная квалификация по статье, предусматривающей
ответственность за должностное преступление.

Нередко при доведении до самоубийства лицо совершает действия, которые
образуют самостоятельные составы преступлений (например, клевета, оскорбление,
побои, истязание), однако в силу того, что они образуют один из способов,
указанных в диспозиции ст. 110 УК, квалификации по другим статьям не требуется.

Вместе с тем, если в результате доведения до самоубийства виновный
совершает более тяжкие преступления (например, причиняет тяжкий вред здоровью),
то необходима дополнительная квалификация по ст. 111 УК. Исключается
квалификация по совокупности со ст. 110, если доведение до самоубийства
является квалифицирующим признаком других составов преступлений (например,
изнасилование послужило поводом для потерпевшей покончить жизнь самоубийством).

Доведение до самоубийства

Министерство
юстиции российской федерации

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Государственное
образовательное учреждение

высшего
профессионального образования

Российская
правовая академия

Министерства
юстиции российской федерации

кафедра
уголовного права и процесса

Доведение
до самоубийства

Курсовая
работа студентки

4
курса очного отделения

дневной
формы обучения

Марковой
Елены

Анатольевны

Научный
руководитель

Доцент

Карпов
В.С.

Иркутск

2008

Введение. 3

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

1.Становление и развитие уголовной ответственности за доведение
до самоубийства: 6

1.1 История
развития правовой нормы в России. 6

1.2 Современное состояние правовой
нормы.. 12

1.3.
Расследование доведений до самоубийства. 16

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 18

СПИСОК ИСПОЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: 19

1.3. Расследование доведений до самоубийства

Уголовно Процессуальный Кодекс относит расследование подобных дел к
исключительной компетенции органов прокуратуры. Следователи обязаны при наличии
данных о самоубийстве проверять версию о доведении до самоубийства. Однако на
практике часто дежурный следователь прокуратуры даже не выезжает на место
происшествия, если получена информация о суициде, поручая «отработать»
такой материал участковому уполномоченному милиции.

Это ведет к высокой
латентности преступлений, предусмотренных ст. 110 УК, поскольку выявить такое
преступление можно, только проведя тщательную работу на месте происшествия
сразу после обнаружения трупа, опросив родственников, знакомых и других лиц,
которым что-либо известно об обстоятельствах самоубийства и о мотивах
самоубийцы, а также собрав характеризующий материал на лицо, совершившее
суицид.

Несмотря на большое количество некриминальных суицидов, с очевидными
обстоятельствами и причинами наступления смерти, можно предположить, что число
доведений до самоубийств, не зарегистрированных правоохранительными органами,
на порядок превышает официальную статистику возбужденных уголовных дел по
данной статье.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Норма об ответственности за доведение до самоубийства во все времена
использовалась достаточно редко. К примеру, в 1993 — 1996 гг. доля доведений до
самоубийства составляла 0,3% от общего числа преступлений против личности.
Однако с середины 90-х годов до настоящего времени количество
зарегистрированных преступлений неуклонно росло. В 2000 г. по ст.

Если сравнивать эти данные с общим числом самоубийств, совершенных в г. Иркутске
за 2007 год (всего 1 дело было возбуждено и доведено до суда), можно заметить,
что снизился рост зарегистрированных доведений до самоубийств, который можно
объяснить как ухудшением качества работы следственных органов, так и
проблемностью сбора доказательств именно доведения до самоубийства. Кроме того,
малое количество зарегистрированных преступлений говорит о высокой латентности
данного состава.

Основная нагрузка по заполнению таких форм ложится на сотрудников
городских танатологических отделов главного учреждения здравоохранения бюро
судебно-медицинских экспертиз, проводящих судебно-медицинские исследования
трупов и осуществляющих осмотры трупов на месте их обнаружения в составе
следственно-оперативных групп.

Проблема заключается в том, что определять характер смерти —
исключительная компетенция следственных органов на основании проверки,
длящейся, как правило, до десяти суток. В случае же установления достаточных
данных, указывающих на признаки преступления, в том числе доведения до самоубийства,
возбуждается уголовное дело.

 Даже в случае насильственной смерти эксперту достаточно сложно, а в
некоторых случаях невозможно установить, в результате убийства или самоубийства
она произошла. В ряде же случаев эксперт, руководствуясь внутренним убеждением,
делает вывод о самоубийстве.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Именно эти выводы и попадают в статистические данные о количестве
самоубийств, совершенных на территории Российской Федерации, а, следовательно,
будет правильным считать, что реальное число доведений до самоубийства в нашей
стране значительно выше. Выход из такого «статистического тупика»
видится в подсчете числа доведений до самоубийства не по результатам
судебно-медицинского исследования трупа, а по результатам проверки, проведенной
следственными органами и окончившейся принятием решения об отказе в возбуждении
уголовного дела либо о его возбуждении по ст. 110 УК.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юрист
Adblock
detector