Что можно сказать о статье 238 УК РФ в контексте разъяснения ВС РФ

Реальная опасность причинения смерти или тяжкого вреда здоровью

В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ№ 18 указано, что уголовная ответственность по части 1 или по пунктам а, б части 2 статьи 238 УК РФ наступает при условии, что опасность товаров, продукции, работ или услуг для жизни или здоровья человека является реальной. Отметим, что отличительной особенностью части 1 и п.

а, б части 2 ст. 238 УК РФ является то, что уголовная ответственность может наступить даже если в результате действий медицинского работника не был причинен вред жизни или здоровью пациента. То есть это формальные, а не материальные составы преступлений, которые фактически представляют наибольшую опасность для медицинских работников. Почему?

https://www.youtube.com/watch?v=f46B_LpfypI

Да потому, что для привлечения к ответственности достаточно одно лишь факта оказания небезопасных медицинских, конечно при условии доказанной вины, но об этом дальше. ВС РФ же обратил внимание на то, что одного факта оказания небезопасных услуг (выполнения работ и далее) недостаточно, необходима реальная опасность этих самых услуг, работ и товаров.

Как указано в постановлении, о реальной опасности товаров и продукции может свидетельствовать, в частности, наличие в них на момент производства, хранения, перевозки или сбыта веществ или конструктивных недостатков, которые при употреблении или ином использовании этих товаров и продукции в обычных условиях могли повлечь смерть или причинение тяжкого вреда здоровью человека, а о реальной опасности выполняемых (выполненных) работ или оказываемых (оказанных) услуг — такое их качество, при котором выполнение работ или оказание услуг в обычных условиях могло привести к указанным тяжким последствиям.

Однако, во-первых, если придираться к словам, то «может свидетельствоваться» еще не «свидетельствует». То есть варианты того, что считать реальной опасностью, остаются открытыми. Более того, доказывание реальной опасности будет уделом субъективного взгляда стороны обвинения и внутреннего убеждения суда.

Во-вторых, не совсем понятен намек суда относительно «обычных условий» оказания услуг. Что считать обычными условиями? Будет ли считаться оказание, например, медицинской помощи в неотложной или экстренной форме в «полевых условиях» – обычными условиями? Возможно, что скорее да, так как действующее законодательство предусматривает оказание медицинской помощи вне медицинской организации. В любом случае, с трудом верится, что наши правоохранители будут разбираться в обычных или необычных условиях оказания медицинской помощи.

В-третьих, суд соединяет реальную опасность именно с качеством услуг. При этом, непосредственно статья 238 УК РФ говорит об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности (а не качества). Важно заметить, что понятия «качество» и безопасность» различные по своему значению и правовому содержанию.

Понятия «качество» и безопасность» отличаются и применительно к характеристике медицинской помощи, что следует из Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (п. 21 ст. 2 и пр.), Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (ст. 4 и пр.

Дополнительно важно отметить, и на что неоднократно акцентировал внимание ВС РФ, что услуги (работы, товар и т.д.) должны составлять реальную опасность причинения именно тяжкого (не среднего и не легкого) вреда здоровью или смерти.

Необходимы заключения экспертов или специалистов

В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 18 также указано, что когда для установления характера опасности товаров, продукции, работ или услуг требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов. Очевидно, что в вопросах оказания медицинских услуг однозначно необходимы будут специальные знания.

А раз суд упомянул о заключении эксперта, значит, с учетом УПК РФ, это указание о необходимости проведения судебно-медицинской экспертизы. Это и логично, мы также полагаем, что что для определения реальной опасности причинения смерти или тяжкого вреда здоровью человека требуется соответствующее заключение СМЭ.

Что касается заключения специалиста, то исходя из положений статьи 58 и части 3 статьи 80 УПК РФ специалист может привлекаться к участию в судебном разбирательстве для оказания содействия сторонам и суду в осмотре предметов и документов, применении технических средств, для постановки вопросов эксперту, а также разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

О разграничении административного правонарушения и преступления

В п. 3 Постановления Пленума ВС РФ№ 18 суд напомнил о необходимости отграничивать ответственность за административные правонарушения (в частности, ст. 14.4, 14.43 КоАП РФ) от ответственности за преступления, предусмотренные ч. 1 или п. а, б ч. 2 чт. 238 УК РФ.

ВС РФ указал, что если лицо допустило такое нарушение при производстве, хранении или перевозке в целях сбыта либо сбыте товаров и продукции, выполнении работ или оказании услуг, а равно неправомерных выдаче или использовании официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности, но указанные товары, продукция, работы, услуги не представляли реальную опасность причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, то такое деяние не образует состава преступления, предусмотренного статьей 238 УК РФ.

Субъект ответственности по ст. 238 УК РФ

В п. 5 Постановления Пленума ВС РФ № 18 обозначено, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ может являться руководитель организации, осуществляющей такую деятельность, независимо от ее организационно-правовой формы, или индивидуальный предприниматель, или их работник, так и лицо, фактически осуществляющее производство и оборот продукции и товаров, выполнение работ, оказание услуг без соответствующей государственной регистрации.

Вина

Что можно сказать о статье 238 УК РФ в контексте разъяснения ВС РФ

В части вины статья 238 УК РФ имеет свои особенности. Для начала деяния, перечисленные в статье 238 УК РФ, характеризуются умышленной формой вины, что конечно же нехарактерно для медицинских работников. Напомним, что до последнего времени классические медицинские составы относились к категории неосторожных преступлений.

В свою очередь, в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ № 18 также отмечено, что деяния, перечисленные в статье 238 УК РФ, характеризуются умышленной формой вины. В связи с этим при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) лица состава такого преступления суду необходимо устанавливать, что несоответствие товаров и продукции, выполнения работ или оказания услуг требованиям безопасности охватывалось его умыслом.

К сожалению, ВС РФ не уточнил, что деяния, перечисленные в статье 238 УК РФ, характеризуются не просто умышленной формой вины, а виной в форме именно прямого, а не косвенного умысла. Классическая юридическая доктрина именно так описывает субъективную сторону преступлений в рамках ст. 238 УК РФ. Косвенный же умысел нередко имеет тонкие границы с неосторожной виной в форме легкомыслия, что дает стороне обвинения дополнительные возможности.

Помимо прочего, стоит обратить внимание на то, что некоторые составы статьи 238 УК РФ имеют двойную форму вины, то есть они характеризуются умыслом на оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и неосторожностью по отношению к последствиям в виде причинения тяжкого вреда здоровью или смерти.

УК РФ Так, согласно ст. 27 УК РФ, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. Обе формы вины в таком случае подлежат доказыванию, а в целом такое преступление считается умышленным.

А напоследок я скажу

Что можно сказать о статье 238 УК РФ в контексте разъяснения ВС РФ

Также стоит обратить внимание на п. 13 Постановления Пленума ВС РФ № 18, в котором говорится о том, что суд обязан в обвинительном приговоре или ином итоговом решении привести нормативные правовые акты, в которых закреплены соответствующие требования, указать, в чем именно выразились несоответствие товаров, продукции, выполнения работ или оказания услуг данным требованиям, их опасность для жизни или здоровья человека, а в случаях причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека также указать на наличие причинной связи между действиями (бездействием) виновного и наступившими последствиями.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrighten-GB

Возвращаясь к контексту медицинских услуг, выходит, что суд обязан указать соответствующий нормативный правовой акт, в которых закреплены требования безопасности медицинских услуг (медицинской помощи), которые были нарушены субъектом ответственности. Однако напомним, что в настоящее время в России не утверждены соответствующие требования (не стоит путать с критериями качества медицинской помощи), что по идее (ха-ха) исключает применение данной статьи в отношении медицинских работников.

Однако все-таки искренне надеемся, что после выхода обсуждаемого постановления Пленума ВС РФ № 18 ситуация с привлечением медиков к уголовной ответственности по ст. 238 УК РФ хоть отчасти станет более адекватной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юрист
Adblock
detector